Оправданное ожидание

Журнал «Иные берега» №3(27) 2012

Не единожды побывав как в советской, так и нынешней Прибалтике… Нет, не так. Я думала, что знаю Прибалтику, так как бывала и в Эстонии, и в Латвии. Ничего не знала, оказывается, не посетив Литву. К сожалению, всего несколько дней удалось побыть в Вильнюсе, немножко оглядеть окрестности. Но как же хорошо, легко и гармонично прожились эти дни! При достаточной плотности рабочего графика, не оставляло ощущение покоя и спокойствия. Здесь светло и чисто. Но не как в роскошном отеле, а как в ухоженном и любимом доме. Пусть даже на здании Русского театра нет названия на русском языке, но театр-то есть, и неплохо себя чувствует. Здесь нет активного гостеприимства, но есть приветливая, достойная доброжелательность. Если надо одним словом выразить свое отношение, не задумываясь, скажу: «Нежность». Город неяркий, негромкий, некрупный, неспешный – столько «не» - вроде бы, отрицание, а получается «НЕжность».

Уже ставший сегодня очевидным феномен мощного внедрения в российскую (и не только) театральную плоть режиссуры, называемой «прибалтийской», стал отчасти мне понятен после посещения Вильнюса. Строго говоря, феномен этот порожден Литвой. Спектакли Мильтиниса, Някрошюса, Коршуноваса, Карбаускиса, Зайкаускаса будоражили, волновали, ссорили и мирили. Наверно, в таком чистом и тихом покое и рождаются творцы и бунтари. А нестерпимо прекрасные герои лент Жалакявичюса – настоящие Мужчины, первые секс-символы нашего кино – Банионис, Будрайтис, Масюлис, Адомайтис, и они отсюда! Вот повезло-то как, что председателем жюри Международного театрального фестиваля любительских театров «Вильнюсская рампа» был именно великолепный Регимантас Адомайтис! Статный, стройный, безукоризненно воспитанный и интеллигентный, артистически красивый и человечески надежный. За ним – хоть на край света. Или на фестиваль.

Наверное, да что – наверное! Конечно, непросто Зое Радзивиловой дается организация и проведение такого масштабного проекта. Но оно того стоит. Более пятнадцати коллективов со всего света удалось ей отобрать и привезти в этот волшебный город на радость всем – и хозяевам, и гостям.

Спектаклем «хозяйки» фестиваля «Дядюшкин сон» праздник начинался. И посвящался он 190-летию со дня рождения Ф.М.Достоевского и 20-летию театра «Зеленый фургон». Зоя Феодосьевна является и руководителем этого театра, и постановщиком, и автором инсценировки. Надо признать ее несомненную удачливость во всех ипостасях (не говоря уж об организации «Рампы»). О положительном руководстве русского любительского театра в Литве говорит и его возраст, для театра вполне почтенный, и разновозрастная крепкая, гармоничная труппа. Инсценировка также чрезвычайно профессиональная: максимально лаконичная, сохранившая привлекающую зрителя сюжетную коллизию, завораживающую странность авторской речи, живость диалогов и нарастающий темперамент монологов. Кроме того, было поставлено несколько очень интересных танцевальных интермедий, и с большим вкусом подобрана музыка. В этот день случилось целых пять актерских дебютов. Дебютант Олег Мацкевич в роли Князя был настолько неотразим, что единогласным решением жюри был удостоен премии за лучшую мужскую роль.

Из далекого сибирского Омска приехал театр «Шумим», которым уже больше пятнадцати лет руководит Анна Козловская (выпускница Щукинского училища). Их спектакль нахально и отважно назывался «Дурацкая сказка», жанр – русская потеха. Действительно, была уморительная потеха, действительно дурацкая, но не оскорбительно, а наивно, искренне, очень по-доброму и с грандиозной фантазией. Выглядело это как сплошная импровизация на тему…чего угодно. То частушки запоют, соревнуясь, то басни разыграют по ролям, то просто игры как во дворе, то романсом порадуют. Бездна юмора, хорошего вкуса, вкуса музыкального. Разные возраста – есть совсем малыши, которые и сами – молодцы, но старшие им, если надо, готовы незаметно прийти на помощь. Условный грим не скрывает симпатичных лиц. Превосходные, умопомрачительно яркие костюмы – очень русские, но не этнографически, а театрально. Импровизация, конечно, имеет место, но при этом очевидно, что все это действо очень здорово и точно продумано и тщательно отрепетировано. Так легко и ловко жить в очень энергичных мизансценах, да на чужой незнакомой сцене – дорого стоит. Да, Сибирь, как говорится сегодня, «зажгла».

Не скажу, к сожалению, того же о театре «Март» из Санкт-Петербурга. Их спектакль «Это, девушки, война» (программки не было – автор пьесы неизвестен, постановщик – тоже), вероятно, был поставлен к недавнему юбилею Победы, когда все театры откликались тематическими постановками. Запрограмированно трогающая, начатая Борисом Васильевым в «Зорях…» тема женщин на войне. Чрезвычайно была востребована пьеса Алексея Дударева «Не покидай меня» о юных девушках на войне. Представленная «Мартом» история случается во время войны, но, несмотря на всю военную атрибутику: форма, репродуктор, упоминание в тексте, - войны не чувствуется. Есть не слишком внятная, достаточно примитивная, вяло-любовная история, которая могла случиться не в казарме, а в мирное время в любом безрадостном женском общежитии при каком-нибудь производстве или училище. Актрисы играли неплохо, но не смоги преодолеть аморфность и невнятность материала.

Еще один российский театр из Переславля Залесского «Театр-студия Новая сцена» привез «вольный пересказ рассказов М.Зощенко «Не надо спекулировать». После просмотра, первое, что хотелось сказать, вернее произнести – именно название спектакля. Не надо спекулировать на Зощенко! Не надо вольно пересказывать классиков. До чего докатимся? Что значит пересказать своими словами такого тончайшего стилиста? Получается просто набор анекдотов. И не смешно. А сколько сил положено! И долгая интерактивная игра со зрителем, и разнообразные красивые костюмы, и много-много хороших взрослых исполнителей. Возможно, легче и интересней было зрителям, не читавшим Зощенко вовсе. Интересно наряженные люди разыгрывали сценки из жизни персонажей первой половины прошлого века. Например - жена из корыстных побуждений на время отпускает мужа к другой, а он потом возвращаться не хочет. Что перечислять бессмертные рассказы. Представьте, как будет выглядеть «Аристократка» в пересказе. А главное – зачем? Артист на то и артист, чтобы текст учить. Кому легче дается, кому труднее. Великий Евстигнеев с большим трудом без суфлера справлялся, но своими словами Чехова не пересказывал.

Долго размышлять на эту тему не пришлось, так как через час уже был показан спектакль из Белоруссии (Беларуси) Заслуженного Народного студенческого театра «Арт» «Петербургский анекдот» по пьесе П.Григорьева. Пьеса весьма активно перекликается и с «Ревизором», и с некоторыми местами из пьес Островского. Герой, во всяком случае, вылитый Хлестаков в исполнении чрезвычайно пластичного и обаятельного юного Сергея Щербакова. Спектакль поначалу кажется неровным, но постепенно принимаешь этот особенный, специально придуманный, увлекательный и даже изысканный стиль. Полагаю, это – заслуга постановщика и руководителя театра Анны Шелеповой, ибо сама пьеса достаточно проста. Молодой повеса, прожившись в Петербурге, не может расплатиться за квартиру. Действуя хитростью, наглостью, обманом и обаянием, оказывается еще и в барыше. Все пятнадцать персонажей играют лихо, порой неожиданно, но очень заразительно, демонстрируя - каждый свои индивидуальные способности. Но не в разнобой, а как раз очень ансамблево.

Театр-студия «Эксперимент» из Великого Новгорода показал драматическую поэму в одном (!) действии «Пер Гюнт» в сценической редакции Анастасии Соломоновой и в ее же постановке. Словно отвечая названию театра, это и был эксперимент. За попытку, как говорится, спасибо. Право на эксперимент – святое право режиссера. Удался он не полностью. Но и материал, согласитесь, очень непростой. Нелегко проникнуться тяжеловесной философией Ибсена. Для многих (для меня в том числе) эта драма близка через пленительную музыку Грига: «Утро», «Шествие гномов», «Танец Анитры», «Песня Сольвейг» - чудо чудное, диво дивное, прямо в сердце, в душу. Ни сердца, ни души моей спектакль не тронул, глаз тоже не порадовал. На пустой темной сцене множество юных артистов по-школьному старательно и по-школьному же неумело произносят стихотворный текст. К этому постепенно привыкаешь. Пластика и хореография тоже далеки от совершенства – к этому привыкнуть сложнее. Народу, как и полагается, уйма, словно стояла задача занять все население города, причастное к театру. Это, наверное, хорошо. История, как вы помните, длинная – 50 лет. Места действия: Гудбрандская долина – хутор Хэгстед, Рондские горы, Марроканское побережье, пустыня Сахара, Каир, сумасшедший дом в районе Гизе близ Сфинкса, Палуба корабля, море близ норвежских берегов, и снова лес у подножья Рондских гор – целый путеводитель. Все это написано в программке, но показано ли в спектакле? Прожито ли? Освоено? Донесено? Каюсь, не увидела. Увидела несколько интересных актерских работ. Особенно был хорош Дмитрий Недеин в роли короля троллей. По-разному интересны были исполнители роли Пера Гюнта (в каждой картине – новый). И все равно – молодцы. Безумству храбрых поем мы песни. Взять к постановке и сыграть эдакую махину – кто сегодня решится? А они решились и – молодцы. В данном случае можно следовать завету классика: «пораженья от победы ты сам не должен отличать».

Спектаклей было много, не обо всех хочется говорить, их я просто великодушно пропущу.

Географическая палитра Международного фестиваля представила новую краску - «Театро дель андамио» из Испании привез «Настоящую историю Стрекозы и Муравья» режиссера Альваро Гевары. Поскольку спектакль шел на испанском языке, авторы потрудились сделать замечательную красочную программку с очень подробным изложением происходящего. Во-первых, в испанском языке – Стрекоза мужского рода, а Муравей – женского. Исходя из этого, на полянку, где проживает трудолюбивая Муравьиха, прибывает легкомысленный музыкант Стрекоза. Сначала они ссорятся, потом мирятся. Вот, собственно, и все. Но как они были милы! Как трогательны и заразительны! Неудивительно, что финальную песню на испанском пел с ними вместе весь зрительный зал.

Любительский театр «Русская сцена» открылся при факультете славянских языков Гетеборгского университета. Коллектив интернациональный и разновозрастной. В основном, студенты, приехавшие учиться в Швецию. Всех участников объединяет любовь к театру и русскому языку. Показали водевили Чехова, объединенные, на мой взгляд, не слишком удачным названием «Шампанского! Шампанского!». Не идет к Чехову такое название, даже учитывая его предпоследние в жизни слова. Но больше – никаких претензий. Сыграли живо, по-хорошему академично. Удостоились специального приза жюри за действительно ощутимую любовь к русскому языку. Вот странно, через достаточно сильный акцент проступал не просто чистый язык, но Чеховский! Звучала любовь.

Было ли так задумано или неожиданно сам сложился принцип построения концерта, когда в финале выступают самые яркие звезды, но нас действительно ожидал фейерверк. Молодежный театр Кирилла Королева из Москвы буквально сразил спектаклем по пьесе Ярославы Пулинович «Когда дождь застучит по крышам скворечен». Не подвели земляки! Рассказать сюжет невозможно, хоть и стоило бы, поскольку не классика, а еще новый и очень молодой автор. Вероятно, это можно отнести к драматургии абсурда, но не люблю данное определение. Абсурд есть абсурд, и нет в нем ничего хорошего. Ну, нет конкретного сюжета. Есть шесть персонажей (как у Пиранделло): Отец с дочерью Эльзой и разновозрастными (но близнецами) сыновьями Чуком и Геком, Дед Мороз и Она. Есть фантастическое оформление сцены, где стоят и висят: телефон, штурвал, часы, окно, портрет Станиславского, садовая лейка, абажур, мягкая игрушка, бутылки, ноутбук, разные стулья, трон… возможно, что-то еще. Все предметы работают, имеют несколько смыслов и назначений. Новый год не Новый год. Лыжи и ласты. Вполне бытовые диалоги и фантастические фокусы. То смешно до слез, то печально и «жалостно» до озноба. Очень серьезная работа. Абсолютное торжество авторского театра, где все авторы: драматург, постановщик, артисты. Когда они все так очевидно одарены и очарованы театром, то и получается такой очаровывающий спектакль.

Театр «Птица» из Ижевска под руководством Светланы Шанской уже очень известный и очень авторский. Она волшебница, эта Светлана. Сколько вижу ее спектакли, столько не устаю удивляться широте ее пристрастий и возможностей. Много от нее жду всегда, но каждый раз получаю больше. Спектакль «Евдокия» по повести Веры Пановой. Пять персонажей, лаконичнейшее оформление: лавки и холсты. Прекрасный, строго выверенный музыкальный ряд. Как поставлено, еще могу понять, но как они играют, понять невозможно. А это и есть высший пилотаж. Простые живые люди. Но нет, не «ходят и носят свои пиджаки». Играют историю не про себя, не как в жизни. Играют так, как задумывалось, наверное, при создании «Современника» - предельно чисто и честно. И весь спектакль – чистый и честный. В репертуаре «Птицы» была японская комедия, американская трагедия, русская мелодрама (так можно определить жанр без всякого уничижения). Чем порадуют на следующем фестивале?

Совершенно честно, без тени конъюнктуры, Гран При получил вильнюсский театр «Арлекин» за спектакль «Нос» по Гоголю. Руководитель – Татьяна Тимко. Театр пластический, театр клоунады, давно и успешно работающий в таком сложнейшем жанре. В этом спектакле клоуны впервые заговорили и запели. Оставаясь клоунами, в клоунском гриме и костюмах, с клоунской (великолепной) пластикой, среди клоунской разновеликой мебели, выдали такого точного прекрасного Гоголя, что все только диву дались. Почему же не ходить по сцене маленькому (с ребенка ростом) носу в плаще? Ходил же он по Невскому! Теперь точно знаю, что ходил, а не просто привиделся. Через эту клоунскую призму Гоголь ярче становится, объемней, ближе. Представьте себе любой его портрет – не был ли и он, отчасти, клоуном? Печальным, мудрым клоуном, чье истинное лицо скрыто под маской, который веселит нас и пугает, и не дает успокоиться. Не этого ли мы ждем от театра?

Гуляя по городу, можно зайти в Собор и увидеть под потолком – хрустальный корабль. На корабле, по легенде, везли оснащение для собора, но он попал в шторм и затонул. А теперь парит себе, сверкает. После закрытия мы поехали недалеко – в Тракай. Там, в чистейшем озере, помимо вполне водоплавающих лебедей и уток, была замечена птица с острым клювом, без перепонок на лапках. Нет, не чайка. Обычная «летучая» птица. Она весьма бойко плавала и не отказывалась от угощенья. Вы понимаете, какое это место? Все возможно.

Анастасия Олеговна Ефремова, театровед, театральный критик.
г. Москва
Была в составе жюри на фестивале «Вильнюсская рампа 2012»,
где театр принимал участие со спектаклем «Петербургский анекдот».